Нажмите "Нравится" чтобы следить за страницей CultLook
Нажмите "Подписаться", чтобы следить за новостями CultLook
АЛЕКСЕЙ ЗЫГМОНТ
КОСМИЧЕСКАЯ ВОЙНА
подготовлено в рамках цикла "Религия и насилие: модели для сборки"
I
Порядок во вселенной
Модель космической войны была предложена американским религиоведом М. Юргенсмейером еще в 90-е гг., но заслуженную известность получила лишь в начале 00-х. после выхода его книги «Terror in the Mind of God», посвященной религиозному терроризму по всему миру. Через год после того, как книга увидела свет, произойдет теракт 9/11, поэтому классикой считается ее дополненное второе издание, ставшее одним из первых опытов научного анализа этой катастрофы.

Повод для создания модели был самый что ни на есть эмпирический, а именно рост числа религиозно мотивированных актов насилия в последнюю четверть века. Условной точкой отсчета становится исламская революция в Иране 1979 г., несколько пошатнувшая теорию секуляризации и наглядно показавшая, что религия еще более чем жива и исчезать не собирается. За ней последовало множество других религиозных и межрелигиозных конфликтов. Эти - лишь наиболее известные:
И многое другое.
Конфликт в Северной Ирландии
В английской историографии известен как Смута (англ. The Troubles, ирл. Na Trioblóidí) — этнополитический конфликт в Северной Ирландии (Соединенное Королевство), вызванный спором между центральными британскими властями и местными республиканскими национальными организациями (представлявшими местное католическое население и имевшими левую направленность) касательно статуса региона.
Juergensmeyer, M. (2003)
Terror in the Mind of God: the Global Rise of Religious Violence. University of California Press.
Палестино-израильский конфликт
Палестино-израильский конфликт - военный конфликт, который продолжается до сих пор между государством Израиль и палестинцами. Он является составной частью более широкого арабо-израильского конфликта. Это спор между двумя группами людей с претензиями на правообладание и суверенитет над одной и той же территорией бывшего британского мандата Палестина.
Religious violence in India
Communal violence in India includes acts of violence by followers of one religious group against followers and institutions of another religious group, often in the form of rioting. Religious violence in India, especially in recent times, has generally involved Hindus and Muslims, although incidents of violence have also involved Christians, Jews, and Sikhs. There is also history of Muslim – Parsee riots (List of riots in Mumbai).
Гражданская война на Шри-Ланке
Вооружённый конфликт между центральным правительством Шри-Ланки и военизированным движением «Тигры освобождения Тамил Илама». Боевые действия с перерывами продолжались с 1983 по 2009 год и унесли не менее 80 тыс. жизней
Anti-abortion violence
Anti-abortion violence is violence committed against individuals and organizations that provide abortion. Incidents of violence have included destruction of property, in the form of vandalism; crimes against people, including kidnapping, stalking, assault, attempted murder, and murder; and crimes affecting both people and property, including arson and bombings.
Зариновая атака
Террористический акт с применением отравляющего вещества зарина, произошёл 20 марта 1995 года на станциях Касумигасэки и Нагататё.
Арабское восстание 1936-39 в Палестине против массовой миграции Израильтян.
Юргенсмейер заметил, что во всех этих конфликтах есть что-то общее, несмотря на все различия религиозных традиций и культурных обстоятельств. Это прежде всего то, что с обеих сторон конфликта ситуация определяется как война и рассматривается в соответствующих терминах. Однако эта война отличается от обычной, и вот чем:

Aslan, R. (2013)
"Cosmic War in Religious Traditions", in Jerryson, M., Juergensmeyer, M. and Kitts, M. (eds.) OxfordHandbookofReligionandViolence. Oxford University Press, p. 261.
Приблизительно такой минимум представлений позволяет заявить, что некоторое количество религиозных людей определяет ситуацию как космическую войну за порядок во вселенной. С огромной долей вероятности в их дискурсе и практиках обнаружатся определенные элементы, которые складываются в цельную картину противостояния грандиозных масштабов.
Хотите читать больше?
Подпишитесь на новости CultLook чтобы быть в курсе последних событий, материалов и возможностей!
II
Модель
Что это за элементы? Попробуем «раскрутить» эту модель на винтики и посмотреть, что там внутри. В ее основе лежит положение о том, что религиозное мышление, действие и воображение построено на различении сакральной и профанной сферы, где

Сакральное - божественное начало, воплощающее порядок, смысл и добро, а
Профанное - дьявольское начало, воплощающее хаос, бессмыслие и зло.

Отношение этих двух начал для религиозного человека выглядит как извечная борьба, в которой он сам принимает непосредственное участие. Его цель - утверждать порядок и искоренять хаос.
На полях:
Нетрудно заметить, что эта модель сильно отличается от классической. Для классиков сакральное амбивалентно и значимо, а профанное - серо и незначительно. Поэтому боги и бесы в архаических религиях одинаково (во всяком случае, изначально) сакральны. С другой стороны, модель «космической войны» делает акцент на противостоянии между ними, совершенно очевидном сегодня равно для христиан, мусульман или сикхов.
«Религиозные образы суть механизмы,
посредством которых мир и порядок
противоборствуют насилию и хаосу»
Juergensmeyer, M. (1994) The New Cold War? Religious Nationalism
Confronts the Secular State,
University of California Press, p. 159.
Однако получается так, что это второе начало более естественно, чем первое, и к тому же агрессивно, заразно и по-дурному активно: если не наводить порядок, сам собой воцаряется хаос. Поэтому религиозный человек всегда защищается от опасности и играет от обороны. Например, Усама бен Ладен, объявляя войну Соединенным Штатам, говорит, что это они развязали войну против мусульман по всему миру и поэтому призывает правоверных защищаться от их агрессии. Точно так же защищаются ирландцы от англичан, сикхи от индусов, сингалы от тамилов, христианские фундаменталисты -от антихристианских ценностей , и евреи и арабы - друг от друга.
Всю ситуацию можно представить в виде четырехчастной схемы с двумя осями координат: это сакральное/профанное и посюстороннее/потустороннее.
Lawrence, B. (ed.) (2005)
Messages to the World. The Statements of Osama Bin Laden. Verso.
На ней это противостояние рассматривается, с одной стороны, на архаических примерах вроде конфликта Мардука с Тиамат в вавилонской мифологии, или Индры с Вритрой - в ведической, и с другой - на вполне актуальных.
Можно сказать, что конфликт происходит одновременно и в горнем, и в дольнем мире: пока небесные силы противостоят злым духам, верующие сражаются с их земными воплощениями. Русские православные мужественно сражаются с жидами, масонами, сектантами и содомитами, потому что видят в них воплощение дьявола и бесов, то есть космического, вселенского врага. Израиль бьет Амалека, ибо «брань у Господа против Амалека в род и род» (Исх 17:16), однако при некоторой сноровке нетрудно выяснить, что потомки амалекитян - это, например, армяне. Точно так же сунниты борются с кяфирами, иранские шииты - с последователями Йязида, убийцы сына имама Али, Хусейна, и даже такой формально нерелигиозный человек, каким был Иосиф Виссарионович, может повсюду видеть Иуд: «Иуда» - это предатель вообще, спроецированный вот на этого конкретного человека.
III
Парадокс
Парадокс заключается в том, что для борьбы с насилием приходится обращаться к насилию же. Поэтому для того, чтобы не поддаваться видимости полного сходства того и другого, необходимо провести ряд реальных, символических и дискурсивных операций:

Создать врага. Для этого космический враг проецируется на какую-либо группу, а ее представители утрачивают человеческие качества и демонизируются. Поэтому, например, представители ЛГБТ-сообщества в православной риторике могут стать «...бесноватыми в прямом смысле слова, то есть сознательными или полусознательными воинами Антихриста». Иногда бывает довольно сложно ударить человека, но ударить такое вот существо - проще простого.

Очистить насилие, подведя под трансцендентное основание. В любой религиозной традиции существуют определенного рода ресурсы - священные писания или изречения святых, - которые позволяют легитимировать насилие и сделать его допустимым или необходимым. Известно, например, что перед исполнением теракта 9/11 смертникам было предписано повторять две суры Корана - восьмую и девятую, «Добычу» и «Покаяние».
Last Instructions of 9/11, in Juergensmeyer, M. and Kitts, M. (2011)
Princeton Readings in Religion and Violence, Princeton University Press, p. 83-92.
Это - за то, что они откололись от Аллаха и Его посланника... ведь Аллах силен в наказании! Это - вам! Вкусите же его и что для неверных - наказание огня!
— Коран (8: 13-14)
Отказаться от морали. Сверхъестественное обоснование насилия требует иногда отказа от здравого смысла. Высшее благо выше морального отношения к личным ближним или врагам, а божественная справедливость непостижима для человеческого ума. Поэтому свт. Иоанн Златоуст в одной из своих «речей против иудеев», например, говорил следующее:
Если кто даже совершит убийство по воле Божией, это убийство лучше всякого человеколюбия; но если кто пощадит и окажет человеколюбие вопреки воле Божией, эта пощада будет преступнее всякого убийства. Дела бывают хорошими и худыми не сами по себе, но по Божию о них определению
IV
Континуум
«Постойте, погодите!» - скажет здесь любой мирный верующий или философ религии. Ведь в иудаизме, христианстве, исламе и тем более в буддизме заповедано бороться в первую очередь против самого себя, против своих страстей! Вот, например, слово «джихад» означает «усилие», и сам Пророк отличал малый джихад на поле боя от великого джихада в повседневной жизни.

Совершенно верно. Космическая война - это континуум между физической и духовной бранью. Сражение может происходить либо внутри человека, либо снаружи, но чаще всего - и там, и там одновременно. Для описания этих двух взаимосвязанных войн при этом используется одна и та же милитантная, то есть военная, терминология.
На полях:
В хадисе популярном, недостоверном по иснаду, но достоверном по смыслу
Так, христианский монах может вести борьбу за собственную душу, используя молитву Иисусову как «меч против невидимых ратников», по выражению прп. Варсонофия Оптинского, а затем включиться в политическую борьбу и объявить своих врагов пособниками бесовских сил, как это делали монофизиты в пятом веке или иосифляне в пятнадцатом.
Нам необходимо осознать, что в нас действует закон войны,
и поэтому нам нужно учиться, как выбирать себе союзников
и распознавать врагов и как сражаться с тем, что в нас неладного
То же самое касается и религиозных символов. Они зачастую бывают милитантными и при этом избыточными, так что их смысл свободно перетекает из духовного измерения в физическое. Поэтому у Яхве есть меч, лук и стрелы (Пс 7 13-14), любой христианин при желании может называться «воином Христовым», в облачении православного священника присутствуют такие награды, как «набедренник» (то есть меч) или «палица», главный символ сикхизма - это опять-таки меч, символизирующий преданность Богу, два кинжала и метательное кольцо чакрам, а в тибетском буддизме ваджраяны фигурирует «пламенеющий меч, рассекающий тьму неведения». В индуизме же количество вооруженных до зубов богов превосходит все мыслимые пределы, и все они при необходимости обратятся на защиту индийской идентичности.
V
Порядок из хаоса
Что позволяет понять данная модель? Довольно много. Например, перформативную логику религиозного терроризма: взрыв абортария - это символический акт изгнания зла из мира, еще одна маленькая победа в ситуации близости поражения. То, как работают религиозные образы врага и почему Усама бен Ладен столь упорно ставил рядом слова «евреи» и «крестоносцы»: если враг является персонификацией хаоса, аморфности как таковой, то и сам он аморфен и хаотичен. Или, например, почему верующие всех религий мира, как принято считать, призывают к любви и порядку, а на самом деле творят насилие? Все так: они во имя любви сотворяют порядок из хаоса.
  1. Aslan, R. (2013) "Cosmic War in Religious Traditions", in Jerryson, M., Juergensmeyer, M. and Kitts, M. (eds.) Oxford Handbook of Religion and Violence. Oxford University Press
  2. Juergensmeyer, M. and Kitts, M. (2011) Princeton Readings in Religion and Violence, Princeton University Press, p. 83-92.
  3. Juergensmeyer, M. (1994) The New Cold War? Religious Nationalism Confronts the Secular State, University of California Press.
  4. Juergensmeyer, M. (2003) Terror in the Mind of God: the Global Rise of Religious Violence. University of California Press.
  5. Lawrence, B. (ed.) (2005) Messages to the World. The Statements of Osama Bin Laden. Verso.