Нажмите "Нравится" чтобы следить за страницей CultLook
Нажмите "Подписаться", чтобы следить за новостями CultLook
Перевод: Евгения Лакеева

Размышляя о Трампе

Джудит Батлер
Из серии «Восход Трампизма»
Напомним: за Дональда Трампа проголосовало менее четверти электората, и избрание его президентом — это лишь последствие устаревшей выборной системы. Не следует думать, будто Трамп обладает широкой общественной поддержкой. В Штатах царит общее разочарование практиками политики участия (participatory politics) и презрение к обеим ведущим политическим партиям. Но на выборах Хиллари Клинтон набрала больше голосов, чем Дональд Трамп. Так что, задаваясь вопросом о феномене поддержки Трампа, мы в действительности вопрошаем, каким же образом меньшинство в США сумело привести Трампа к власти. Мы должны задавать вопросы о слабых местах демократии, о дефиците ее процедур, а не о специфике общественных симпатий.

По моим собственным ощущениям, та ярость, которую разбудил Трамп, имеет несколько целей и несколько причин, и мы, вероятно, должны отнестись со скептицизмом к людям, утверждающим, будто им известны истинные объект и мотив этого внезапно артикулированного гнева. Экономика находится в руинах, ее состояние не оправдывает ожиданий; надежда на надежное будущее потеряна, поскольку оно формируется такими экономическими и финансовыми решениями, что уничтожают целые сообщества — все это, несомненно, сыграло важную роль в результатах выборной кампании. Но не менее значимо усложнение демографической ситуации в Штатах и явное сосуществование разных форм расизма, старых и новых.


Трамп – фашист?

Похоже, сейчас самое время обозначить различия между старым и новым фашизмом. Ключевой точкой отсчета для определения феномена по-прежнему остаются формы, в которые облачился европейский фашизм в середине XX века. В случае с Трампом мы имеем другую ситуацию, но я бы все равно говорила бы о фашизме. Признаки фашизма проявляются, когда Трамп присваивает себе право депортировать миллионы людей из США или грозится посадить в тюрьму Хиллари после своего вступления в должность (от этой идеи он уже отказался), когда он наделяет себя властью произвольно нарушать торговые соглашения, оскорблять правительство Китая, ратовать за возвращение пыток, имитирующих утопление, или других видов издевательств, которые должны приобрести законный статус. Высказываясь подобным образом, он ведет себя так, словно в его руках сосредоточена власть определять всю внешнюю политику, решать, кто отправится в тюрьму, а кто будет депортирован, какие торговые договоры будут соблюдаться, какой курс внешней политики будет сохранен, а какой, напротив — свернут. Для многих из нас его высокомерие и возмутительное самомнение, склонность к расизму и мизогинии, а также привычка не платить налоги выглядят как пагубные, порочные особенности; но многих из тех, кто проголосовал за Трампа, они откровенно «заводят». Никто не поручится, что Трамп читал Конституцию или что ее наличие имеет для него хоть какое-то значение. Это высокомерное безразличие как раз и привлекает людей. Между тем, это явление фашистского порядка. Если свои слова он подтвердит делом, то мы получим фашистское правительство.
Нажмите "Like" чтобы следить за новостями CultLook на Facebook

Президентство и реалити-тв

Очевидно, что президентство все больше и больше становится медиа-феноменом. Вопрос в том, многие ли голосуют так же, как они ставят лайки и дизлайки в Facebook. Трамп появляется на экране, становясь все более грозной фигурой — что хорошо обыграл Алек Болдуин в скетче на шоу Saturday Night Live, в котором он носился по сцене, притворяясь, что он вот-вот набросится на Хиллари. Демонстрируемая им тактика запугивания и угроз заставляет также вспомнить и об обвинениях против Трампа в сексуальных домогательствах. Он двигается в том направлении, в котором хочет, говорит, что хочет и берет то, что хочет. Так что даже несмотря на отсутствие харизмы (в привычном понимании этого феномена), он по-своему использует присутствие в эфире, чтобы превратиться в масштабную и могущественную публичную фигуру. Он создает себе образ того, кто нарушает правила, делает то, что посчитает нужным, зарабатывает деньги и получает секс, когда захочет и где захочет. Пошлость, вульгарность переполняет экран, стремясь заполонить весь мир. И многие с ликованием наблюдают, как этот нелепый и не очень эрудированный человек показательно водружает себя в центр мира и за счет этой позы получает реальную власть.

Постправда

Я не уверена, что мы живем в ситуации преобладания пост-правды. Заявления Трампа не полностью случайны, но он стремится менять свои мнения и позиции произвольно, руководствуясь лишь случаем, внезапными импульсами и своей силой. Он живет вне мира доказательств. Неважно, противоречит он себе или нет, или насколько банально он отвергает те утверждения, что грозят уменьшить его власть или популярность. Его бесстыдный и нездоровый нарциссизм, отказ от логики и опоры на доказательства делают его только популярнее. Он пребывает над законом — там, где многие его сторонники тоже хотели бы оказаться.

Ассамблея и Чужак

Говорить правду в лицо власти — в основе своей не индивидуальный акт. Прежде чем разбираться, что значит говорить властям правду, надо понять, а кто вообще может говорить. Иногда само присутствие тех, от кого ожидают безмолвия в публичном дискурсе, способно сломать устоявшиеся нормы и структуры. Выступления против ущемления прав и общей нестабильности (прекарности) делают людей, которые страдают от разного рода маргинализаций, буквально телесно видимыми — на улицах, в глазах остального общества. Собираясь, они, в том числе, утверждают свои права в качестве участников политического процесса. Таким образом, если мы можем рассматривать парламентские собрания как неотъемлемую часть демократии, мы можем признать, что внепарламентские собрания обладают властью изменять представления о том, что такое общество. Особенно в том случае, когда публично заявляют о себе те, чье появление не предполагалось.

Хотя демонстраций, публичных выступлений и собраний обычно недостаточно для того, чтобы произвести радикальные изменения, они действительно трансформируют наше восприятие общества и утверждают фундаментальные свободы, принадлежащие людям в их множественности. Не может быть демократии без свободы собраний, а свободы собраний — без свободы перемещений и объединений. Когда собираются люди, лишенные документов, или те, страдает от лишений собственности и безработицы, резкого снижения пенсии, они помещают себя в системы репрезентаций и дискурсы, которые дают нам представление о том, кем являются люди или кем они должны быть. Конечно, они (эти «другие») могут озвучивать специфичные требования, но собрание также представляет собой общий способ выдвинуть требование путем физического присутствия, вторжения в публичное пространство и адресации требований властным структурам от лица общества. До тех пор, пока слово «безопасность» будет оправданием для запрета и разгона демонстраций, публичных выступлений, собраний и возникающих соответствующих «палаточных лагерей», оно будет вести к обнищанию и уничтожению демократических прав и самой демократии. Только повсеместная мобилизация — мужества, явленного в его материальном воплощении и транснациональном масштабе, — сумеет успешно бороться с ксенофобским национализмом и многочисленными злокачественными допущениями, которые сейчас угрожают демократии.
Оригинал текста: «Reflections on Trump»