Нажмите "Нравится" чтобы следить за страницей CultLook
Нажмите "Подписаться", чтобы следить за новостями CultLook
Перевод: Евгения Лакеева

Будущее журналистики

по материалам статьи Мануэля Кастельса и коллег (2012 г.)
Последствия развития цифровой среды для журналистики – плодотворная тема для дискуссий. Ведущие представители индустрии за последние десять лет прошли путь от обсуждения преимуществ институциональной журналистики перед практиками «гражданской журналистикой» — т.н. "accidental journalists" — до признания важности «интернета как одного из поставщиков новостей», наличие которого обеспечивает «честную среду для борьбы идей». В последнее время специалисты отрасли стали даже одобрительно отзываться о новых подходах к сторителлингу. Однако смущение перед лицом тенденций дигитализации по-прежнему сохраняется. Именно поэтому в целях провокации дальнейших дискуссий о профессиональном цифровом ландшафте мы решили опубликовать перевод краткого эссе, подготовленного по материалам статьи Мануэля Кастельса и коллег (2012 г.). Продемонстрированный здесь оптимизм можно критиковать и подвергать сомнению. Но отрицать ценность этих утверждений, часть из которых обретает очертания реальности на наших глазах, невозможно.
Будущее журналистики
Сетевая журналистика
Профессиональное поле журналистики меняется в условиях технологических трансформаций. Мы наблюдаем, как возникновение значительного количества новых инструментов и практик их применения ведет к переосмыслению журналистики в цифровую эпоху. Вопреки распространенным опасениям и алармистским разговорам о кризисе мы верим: современные разработки готовят почву для появления более совершенной журналистики и более независимых профессионалов в этой области.
Переосмысляя журналистику в цифровую эру
Современная цифровая среда предлагает беспрецедентно большой объем информации. Ежедневно все новые факты становятся известными, все больше авторов обретают голос. Приемлемым оказывается освещение одного и того же события самыми разными способами, да и количество самих историй — которые можно рассказывать, сохранять как значимый объект культуры и затем беспрепятственно обнаруживать в соответствующих архивах спустя значительный период времени — умножается. Все больше представителей власти (как мужчин, так и женщин) попадают в поле зрения общества. Соответственно значительное количество людей вовлекается в процесс активного изменения мира — хотя бы потому, что теперь мы имеем возможность фиксировать на самостоятельно сделанных фотографиях моменты, свидетелями которых становимся, оставлять комментарии в блогах или делиться историями, которые по тем или иным причинам значимы для нас. Это динамично развивающееся пространство свидетельств говорит о буме журналистики, а не ее кризисе. Пожалуй, журналистика жива как никогда, и находится в состоянии невероятно быстрого развития форматов и методов создания контента.
Журналистика как общественное благо
В новом цифровом пространстве старые СМИ сталкиваются с серьезными вызовами. Манифестируемый «кризис» журналистики, скорее всего, предполагает коллапс традиционных бизнес-моделей печатной и телерадиовещательной журналистики. Так что, конечно, медиа индустрия сталкивается с кризисными проявлениями, которые, однако, не обязательно означают упадок журналистики как профессии.

На наш взгляд, журналистика – это общественное благо (и, одновременно, своеобразный общественный товар). Выгода не имеет для этого профессионального поля первостепенного значения, принципиальным оказывается производство надежной, проверенной информации и анализ происходящих событий, необходимый для развития демократического общества. По всему миру поддержка журналистики осуществляется в соответствии с разными (в том числе инновационными) финансовыми моделями, включающими государственные лицензионные платежи и налоги, благотворительность, рекламу, систему подписок, единоразовую плату за просмотр, краудфандинг и т.д. Пока качественная журналистика доступна и производится со сравнительно низкими затратами или в соответствии с новыми бизнес-моделями, она, с общественной точки зрения, не находится в кризисе.
Новые журналисты – кто они?
Мы говорим о журналистике в широком понимании этого слова, имея в виду различные практики производства значимой информации в 21-ом веке. И это не только создание новостей (освещающих ежедневные, еженедельные события в том или ином городе/стране). Это такое конструирование содержательных историй о мире, которое предполагает включение новостей в определенный контекст, представление соответствующих объяснений и описаний и обеспечение доступности мнений таким образом, чтобы любой мог их использовать полученные сведения для своих нужд (хранить, делиться, компилировать и т.д.).

В 21-м веке качественная журналистика выглядит так: публике рассказывают основанные на фактах истории при помощи текста, аудио- и визуального контента. В результате аудитория обретает способность делиться этими суждениями, соотносить свои переживания и опыт с рассказанным и в конечном итоге присваивать (хотя бы в каком-то объеме) воспринятую информацию. Сегодня журналистика — это поле, объединяющее концептуально разные подходы и форматы: блоггинг, радио- и телевизионную журналистику, data mining, визуализацию контента, публицистику, документальное кино, фотожурналистику, иммерсивную журналистику и многое другое.
Новые возможности для лучшей журналистики
Учитывая разнообразие перечисленных практик, можно попробовать представить новую профессиональную идентичность. Это и есть настоящий вызов для журналиста — перестать держаться за идеализируемое прошлое, знакомые рамки индустрии, но спрогнозировать, кем он/а сможет быть в будущем.

Для тех, кто готов экспериментировать, учиться настраивать сетевые взаимодействия и пользоваться новым технологическим инструментарием, мы начали составлять справочник по лучшим мировым кейсам журналистики, учитывая ключевой функционал этого поля. В глобальном сетевом обществе эти основные функции могут быть сведены к следующим (вполне, заметим, классическим): сбору данных, способности к интерпретации, построению нарративов и дистрибуции информации. Именно сочетание этих умений делает эксперименты и инновации возможными и плодотворными.

При этом по мере того, как пространство данных расширяется, а информация усложняется, профессиональные журналисты испытывают все большую потребность во взаимодействии с другими специалистами и гражданскими журналистами (citizen journalists). Именно такое сотрудничество позволяет им компетентно выполнять свои задачи. Помноженное на специальные навыки, в будущем оно станет необходимым условием существования высококачественной журналистики.
Сети
Каждый журналист становится узловым элементом сети
Сетевая журналистика (networked journalism) использует диффузную модель фиксации, распространения и шэринга информации. В мире, где данные и коммуникация сосредоточены вокруг интернета, точка зрения журналиста-одиночки выглядит безнадежно устаревшим способом производства суждений. Для сбора, обработки и распространения контента теперь необходимо стать узловым элементом, своего рода хабом. Сегодня в производство информации вовлекаются не только узкоспециализированные эксперты, но профессионалы из других областей и вообще граждане, готовые вместе проверять, исправлять информацию, подкреплять ее разными доказательствами – чтобы после тщательной дистилляции иметь возможность увидеть многообразную суть рассказываемой истории.

Конечно, жанр репортажа и аналитики остаются авторскими, но ключом к их созданию все равно выступают сетевые интеракции, чей характер определяется источниками, специфическими фидбэком и комментариями, некоторые из которых постоянно доступны онлайн. Да, в определенный момент мы чаще слышим одну экспертную позицию рассказчика (хотя за производство контента может отвечать и команда). Однако в конце концов сетевая журналистика все равно выступает артикуляцией множества авторских историй.
Массы
Большие данные обнажают неявные мировые тенденции
Большие данные представляют собой богатый источник новостей и аналитики. Для лучшей навигации в этих массивах журналисты могут прибегать к помощи программистов, дизайнеров и хакеров, которые отличаются большим опытом в вопросах обнаружения релевантной информации в цифровой среде. В то же время журналисты могут специфицировать непосредственно добываемые большие массивы данных с помощью аналитических процедур, применения методов контекстуализации информации, наращивания ее качества благодаря технологиям цифрового сторителлинга. Очевидный пример здесь – WikiLeaks. Разумеется, свобода распространения цифровых данных и обеспечение непрерывного беспрепятственного доступа к ней – сами по себе залог существования журналистики в качестве общественного блага. Но совмещение литературных и аналитических методов, дополненных визуализацией данных, превращает информацию в красочные и доступные цифровые истории. В этой ситуации графический дизайн, мэппинг и интерактивная графика — важнейшие элементы журналистской практики трансляции тех или иных сведений аудитории.
Визуальность
Визуальный сторителлинг правит бал
Новости, построенные на использовании фото- и видеоконтента, вытесняют привычные текстовые сообщения с позиции главного источника информации для большинства людей. Теперь текст, фото-, видео- и аудио-контент вместе составляют содержание различных форматов интерактивного повествования. К тому же, поисковые системы, основанные на применении механизмов обнаружения визуальных паттернов, работают все точнее. Так что грамотное взаимодействие с визуальной информацией становится важнейшим навыком для всех пользователей. А, в условиях развития цифровой среды, построенной на слиянии телевизионных, интернет- и мобильных технологий, этот навык особенно важен для журналистов. Все-таки сегодня без «картинки» не может быть и новости.
Точка зрения
Журналистика предполагает наличие голоса и позиции
Разнообразие версий одной и той же истории — закономерное явление цифровой действительности. Поскольку большинство людей пользуются мультиплатформенными и множественными источниками информации, от конкретного журналиста сложно требовать тотальной объективности. Как-никак, зрители и читатели с легкостью могут сопоставить разные онлайн-истории и найти в них различия. Пожалуй, некоторым журналистам удается завоевать доверие читателей и подписчиков. И некоторые имена становятся брендами. Однако в качестве более достоверных форматов, завоевывающих популярность, все чаще фигурируют те, кто предлагает аудиториям пространство, где сосуществуют разные точки зрения на одну и ту же тему.

Более того, инновации в области съемок (в частности, изобретение point-of-view camera или субъективной камеры) приводят к развитию субъективной журналистики (point-of-view journalism). Сама привычка по-разному рассказывать одни и те же (новостные) истории закрепляется, поддерживается и с помощью применения цифровых эффектов интерактивного сторителлинга. Так что для журналистики 21 века важна не мифическая объективность, а прозрачность предлагаемых мнений и их независимость. Материал, в котором позиция автора очевидна и ясна, убедительнее, чем рассказ, пытающийся выглядеть нейтральным. Именно так – за счет прозрачности своих источников и исходных данных – журналист доказывает надежность и состоятельность в качестве аналитика.
Эффект присутствия (иммерсивность)
Проникни внутрь истории, чтобы прочувствовать ее
Сегодня пользователю открываются недоступные ранее пространственные перспективы участия в историях, рассказываемых с помощью визуального контента, — в том числе за счет инноваций в виде создания сферических панорамных камер с углом обзора 360 градусов и 3D-камер, создающих реалистичное ощущение физического присутствия. Эти дополнительные интерактивные техники вовлечения пользователей в процессы осмысления информации (по аналогии с интерактивными моделями гейм-дизайна) — визитная карточка иммерсивного сторителлинга. Вообще для существования иммерсивной журналистики крайне важно наличие личного эмпирического опыта в конструировании новостной истории. Это сравнительно новая сфера, объединяющая новостные проекты, сделанные с привлечением техник геймификации, технологии виртуальной реальности и медийно опосредованного «конструирования миров».

Существование этого поля предполагает создание на основе т.н. «журналистики факта» интерактивных повествований и цифровых «мест действия», которые представляют точку зрения на то или иное событие. Пользователю предлагается принять участие в истории, уже ставшей предметом репортажных сообщений и теперь воссоздаваемой с помощью компьютерных технологий. Нередко для такого участия необходимо генерирование или использование цифровых аватаров/персонажей. Иммерсивная журналистика — подход, особенно эффективный для вовлечения пользователей в нарративы, визуальное сопровождение которых недоступно зрителям/пользователям и многим журналистам (например, по соображениям секретности).
Роботы
Роботы будут выполнять больше рутинных задач в журналистике
Сегодня можно предположить, что все большие объемы журналистской работы будут передаваться роботам. Поисковые роботы (роботы-пауки) способны не только распознавать и извлекать пресс-релизы и новости из информационного потока, но и упаковывать их в определенные форматы, а также писать статьи и перераспределять материалы в сетевые стоки для дальнейшего распространения. Некоторые новостные компании, такие как Forbes, используют подобные программы, ведь для глобальных финансовых рынков скорость распределения новостей принципиально важна. Аналогичные модели успешно эксплуатируются для новостного освещения спортивных событий. А New York Times применяет так называемые «технологии семантической паутины» для составления в более-менее автоматическом режиме публикуемых свадебных объявлений. Во всех этих случаях аналитический компонент журналистики все еще присутствует в процессе проектирования/создания программ контент-анализа, которые формируют основу для каждого типа программного обеспечения. Очевидно, что по мере автоматизации сбора данных и переработки их в текст, все большее значение будут приобретать именно журналистские навыки интерпретации, анализа и литературной обработки материалов.
Публикация
Появление новых платформ и типов взаимодействия
Во всем мире проводятся эксперименты со способами публикации информации и новостей. Это связано с вызовами цифровой среды: технологии существенно снизили затраты на производство и распространение подобных материалов. Однако интегрировать эти инновации в привычный цикл создания новостей не так-то просто. Пока традиционные СМИ сражаются за пополнение базы подписчиков, сокращение расходов и обновление собственных редакционных политики, возникают альтернативные модели производства и распространения контента. Кто-то делает ставку на применение техник пэйвола (абонентской платы за доступ к материалам) и бизнес-моделей, в то время как другие проекты строятся на интенсификации нового типа взаимодействий с потребителями и пользователями. В этом случае монополия на производство и распространение информации исчезает.
Специализируйся, сотрудничай или исчезни!
Цифровые сети изменили новостное пространство. Профессиональным журналистам приходится работать со скоростью, задаваемой интернетом, что оказывается серьезным вызовом представителям «старой школы». Что еще важнее, в эру цифровых технологий журналист должен быть одновременно отличным рассказчиком мультимедийных историй, специалистом в области прикладных исследований и опытным менеджером систем обработки и передачи данных. Увы, очень немногие журналисты смогут достичь требуемых высот во всех этих областях. Поэтому им придется выбирать специализацию – в конкретной тематике или этапе реализации задач производства/распространения контента – и вступать в сотрудничество с другими экспертами. В противном случае они не смогут конкурировать с роботами, способными проводить рутинный сбор информации, и непрофессиональными журналистами, постоянно черпающих сведения из реальных жизненных ситуаций, свидетелями которых оказываются. Конкретная практическая ценность профессионального журналиста будет определяться его аналитическими способностями и умением простраивать эффективные сетевые взаимодействия.
Бесконечно замедляя журналистику
В то время как скорость создания новостей увеличивается, журналистика замедляется. В конечном счете, большая часть ежедневного генерирования новостей будет автоматизирована, а журналисты сосредоточатся на интерпретации, анализе и рассказе о более медленных и значимых изменениях в обществе. Поскольку сегодня новости и ТВ-программы в постоянном режиме тэгируются и выкладываются в интернет, они становятся частью глобального цифрового архива. В будущем со многими из них можно будет свериться в любое время и из любого уголка света. В связи с этим ценность журналистики как общественного блага невероятно возрастет: пользователи освободятся от диктаторского режима получения новостей по расписанию и смогут беспрепятственно запрашивать информацию, предоставляемую журналистами, когда и где угодно. Для представителей медиа индустрии это означает, что их истории будут востребованы не только в ближайшей перспективе, но останутся в вечности. И раз со временем логика архивации необходимо будет совершенствоваться, для журналистов наиважнейшей частью работы станет прогностическое тэгирование текстовой, визуальной и звуковой информации.
Назад в будущее
Мы уверены: сейчас, как в минувшие эпохи и в будущем, только независимость автора выступает гарантом выживания журналистики как общественного блага/товара. Мы беремся утверждать, что в век цифры эта независимость может окрепнуть, потому что:
1
С культурной и технологической точки зрения интернет представляет собой платформу свободы. В условиях глобальной циркуляции данных, важнейшим элементом информационной системы остаются независимость интернета и сетевой нейтралитет.
2
Бесчисленные гражданские журналисты расширяют возможности и многообразие источников информации за счет умножения количества репортажей, визуального материала и мнений.
3
Новые инструменты и практики их создания также множат истории. Более невозможно навязывать одну официальную версию событий и исключать все прочие.
4
В условиях разнообразия контента и платформ легко обнаружить акты прямой манипуляции, что затрудняет государству и корпорациям процесс ужесточения цензуры и/или монополизацию.
5
Наиболее важными функциями журналистики становятся процедуры производства смыслов и профессионального построения нарративов. Чтобы обойти конкурентов и привлечь внимание аудитории, перегруженной информацией, рассказчику понадобятся незаурядные навыки и талант. Таким образом, профессиональная журналистика может подняться до более высокого уровня качества и укрепить свою автономию.
6
Необходимость в тематической специализации становится все очевиднее. Освещение событий в таких сферах как нанотехнологии, биоинформатика, финансовая журналистика, национальная безопасность или религия настоятельно требует специальной подготовки или хотя бы глубоких знаний отрасли.
Будущее журналистики за вами
Множественная журналистика цифровой эры не представляет угрозы для независимости или профессионализма журналистов, а несет избавление от жесткого корпоративного контроля. Ее развитие — шанс для каждого журналиста превзойти остальных, заявить о себе как об эксперте, а для общества — возможность извлечь пользу из бесконечного расширения информационного поля и умножения интерпретаций событий, происходящих в нашем перегруженном данными мире. При этом мы все знаем: несмотря на информационное богатство интернета, в нем неизменно чего-то не хватает — и непосредственное освещение событий остается важной частью качественной журналистики. Будучи сетью, мы можем оптимизировать ресурсы и создавать взаимовыгодные активности. Способность к сотрудничеству, обмену данными и умениями — условие развития новых креативных возможностей.